Подписка   RSS
По всем интересующим вопросам Вы можете обратиться в Департамент по связям с общественностью и СМИ:
Директор департамента по связям с общественностью и СМИ — Добродеева Оксана Ивановна;
Тел.: +7 (3952) 56-39-11
Эл. почта: press@zaotrud.ru

Пресс-релиз

Средство от тревог

14 сентября 2018 года
2018 год — юбилейный для самой, пожалуй, известной дорожно-строительной компании в Сибири и на Дальнем Востоке — АО «Труд». Тридцать лет назад, в декабре 1988 года, Юрий Михайлович Тен основал небольшой дорожный кооператив, назвав его вроде бы незатейливо, но, как оказалось, весьма символично — «Труд». Сейчас огромное предприятие входит в десятку лучших строительных подразделений страны. «Труд» — это не машины, асфальт, стройки и километры.

«Труд» — это в первую очередь люди, — уверен генеральный директор Сергей Томшин. — Давайте расскажем о тех, кто много лет с нами. О тех, для кого «Труд» стал дорогой жизни». Продолжаем цикл публикаций о настоящих производственниках, о тех, кто 30 лет ТРУДится со знаком качества.

О том, как дороги меняют окружающий нас мир, рассказывает Игорь Винник

Это только на первый взгляд работа водителя тяжёлая: надо обязательно соблюдать режим — высыпаться перед дальней поездкой, не позволять себе лишнего. А на самом деле — сплошная романтика! Ну где ещё можно увидеть глухарей, рассевшихся на елях, или лису, разгуливающую по посёлку; встретить медведя и услышать легенду о посёлке Облепиха; сфотографироваться на фоне ледяных торосов в июне и оценить красную икру, которую на Сахалине фасуют в трёхлитровые банки! Где ты ещё увидишь осенний лес в красочном убранстве и чистые таёжные реки? Только за рулём автомобиля. Только в пути.

Облепиха — это не дерево
— Строительство дороги — это самое яркое воспоминание моего детства. Отец часто брал меня на свою работу. А работал он мастером, начальником участка. Я приходил к нему на объект и видел, как всё вокруг него ревёт, крутится и вертится: с шумом и рёвом ездят туда-сюда тракторы и бульдозеры, ссыпают песок и щебёнку самосвалы, а в конце, дымясь от жары, тяжёлые машины укатывают асфальт. Мальчишку из провинциального городка, привыкшего к тишине и размеренности, всё это движение, это скопление техники просто завораживало! Самосвалы, огромные БелАЗы, бульдозеры, экскаваторы работали с утра до ночи. Особенно удивляло меня то, как постепенно среди всего этого хаоса прямо у меня на глазах вырастает обыкновенное чудо — проезжая асфальтированная дорога.

Отец Игоря, Юрий Анатольевич Винник, ещё в 1995 году начал свою работу на строительстве дороги вблизи деревеньки, которая носила весёлое название — Облепиха. Отвечал за это строительство Алзамайский филиал «Труда».

— Мы тогда жили в Алзамае, в 20 километрах от Облепихи. Вы думаете, что облепиха — это такое дерево с оранжевыми ягодами и назвали её так, потому что в этой деревне облепихи видимо-невидимо? Нет, совсем не так. Знаменита она липкой красно-оранжевой глиной, которая в распутицу так облепляла колёса машин, телег и повозок, что выбраться из Облепихи не было никакой возможности. Знаменитый Московский тракт как раз и проходил через Облепиху. Представляете, каково там было после дождей жить и работать?

Сегодня люди спокойно едут по этой автомобильной трассе на Байкал, совершенно не представляя себе, что тут было раньше, — говорит Игорь. — Гравийку убрали, серпантины сровняли. Есть просто ровная, хорошая дорога — едешь и радуешься!

«Сахалин — второе Сочи!»
Наверное, вот эти детские наблюдения за работой отца, эта жажда кипучей деятельности по окончании школы привели Игоря Винника в Иркутск, в политехнический институт, на факультет строительства автомобильных дорог. Но реальность оказалась совсем другой. Сидеть за студенческой партой, слушать длинные монотонные лекции оказалось невыносимо тяжело. Хотелось дела — живого, реального, приносящего радость от участия в нём.

— На втором курсе я решил оставить институт, на что мне отец сказал: «Не хочешь учиться — иди работай». И сегодня за мудрое отцовское решение говорю ему спасибо с большой буквы. Он многому меня научил, главному — отношению к делу, которому ты решил посвятить свою жизнь. В 2004 году я начал свою трудовую вахту на Сахалине, на строительстве дороги Южно-Сахалинск — Оха. Директором Охинского филиала как раз работал мой отец. А рядом с ним трудился и брат Женя, который старше меня на шесть с половиной лет, правда, он специалист с высшим инженерным образованием. Когда я приехал на остров, Женька хотел меня удивить — поставил передо мной деликатес, трёхлитровую банку красной икры, дал ложку: «Ешь!» Икру я, конечно, люблю, но без фанатизма. Впрочем, постепенно и сибирские охотники на Дальнем Востоке становятся заядлыми рыбаками. Процесс ловли горбуши руками мало кого оставляет равнодушным — знаю из личного опыта.

Север Сахалина встретил сильным ветром, пронизывавшим до костей, проникавшим сквозь любую куртку. Здесь даже привычные сибиряку деревья — сосны, лиственницы и кедры — не могли встать во весь свой могучий рост, а крепко прижимались к земле. Они так и назывались — стланик. При сильном ветре приходилось возводить мосты, пересекавшие трассу, строить автомобильную дорогу, которая связала бы север острова с югом.

На острове жители, борясь с неровным климатом, даже частушку сочинили:

Сахалин — второе Сочи:
Солнце греет, да не очень.

А строители-автодорожники придумывали анекдоты про местную капризную погоду. Например, вот этот: «— У вас тут лето-то бывает? — А как же, конечно, бывает! Только мы в этот день обычно на работе». На Сахалине шутили, что июнь — ещё не лето, а июль — уже не лето.

— В Охе начинал работать машинистом асфальтового катка. Сам захотел. Жарко, конечно. С утра до поздней ночи работаем. Пока асфальт идёт, пока погода позволяет — надо успевать: в дождь асфальт уже нельзя класть, в снег тоже. Вот и получается, что другие работники ушли, а мы всё свою работу делаем — до часу ночи асфальт укатываем. Потом я перешёл водителем на большегрузную технику. Пробовал себя везде. Однажды еду из Охи в посёлок Тунгор, везу людей на базу, а дорогу мишка перебегает. Вообще, медведи на Сахалине не редкость.

Тайна дороги
Отец остался жить на Сахалине, а Игорь вернулся домой, в Иркутск.

— Тяжело было, но интересно — всё хотелось попробовать, — вспоминает Игорь. — Дорога — это как слоёный пирог. И дорожная одежда у каждой трассы своя. А сейчас я работаю личным водителем у директора АО «Труд». Всю страну исколесил, от Москвы до Владивостока. Потому что филиалы «Труда» расположены, во-первых, в шести регионах России, во-вторых, каждый филиал находится на значительном расстоянии друг от друга. Для нас 750 километров туда-обратно — это не расстояние, в сезон проезжаю порядка 100—150 тысяч километров. При этом работа ненормированная, выходных или праздничных дней, в общепринятом понимании этого слова, у дорожников нет.

Меня часто спрашивают, какие дороги и в каких регионах сегодня лучше. Не кривя душой могу сказать, что федеральные трассы в Иркутской области за последние 10 лет стали лучше и вполне конкурируют с соседними регионами по качеству и комфорту передвижения и сервиса .

А когда еду по тем дорогам, которые строил АО «Труд», гордость охватывает. Мне за нашу работу не стыдно: «Труд» держит марку. Компания 30 лет работает под одним именем и флагом, и мы гордимся этим. В песне Юрия Визбора есть хорошая мысль: если ты хоть раз почувствовал ту свободу и лёгкость, которую дарит человеку дорога, всю жизнь будешь стремиться в путь.